09:59 

....... Про меня и командира. Больное очень. Тёплое. Магомаев, Мирский, Расторгуев.

_Ир-Рианн_
Ангел-пилот, натворитель и растворитель, резко заходит в очередной вираж.
Ну ой. Меня съело. Да.

Бля. Это очень в духе моего бати-командира, да, прям он весь.
Не вернулся из воздушного боя, взорвался, прикрыл ведомого.
Предпоследние слова - мне - Анька, управление полком - на тебе. Примерно...
Того, что осталось от взрыва, не нашли в лесу. Хотя и не особо было возможности искать.
На церемонии прощания с ним и его самолётом - да, у нас было именно так - традиция полка - и даже если тела и машины не нашли, всё равно... я поймала что-то, такое, примерно понятное, с ощущением, что будет песня из будущего, и в ней будет всё это сказано.
Ну и вот, сегодня ночью это меня догнало. Именно эта песня, такое вот... послание.
Бля, как же это в его духе, на своих же, бля, похоронах, такое мне желать.
Мы разлучаемся со сказками,
Прошу, стань мудрей меня, стань ласковее.
Прошу, стань сильней меня, стань ласковее.

В переводе на человеческий с учётом кучи флешбеков - во-первых, будь эффективна в управлении полком, для этого не позволяй горю тебя заживо сожрать. Ага. Сам-то как переживал первой зимой, когда я в первый раз не вернулась. Все задачи замкомполка выполнял эффективно, как и прежде, а потом за Рио-Риту, нашу тогда ещё комполка, цеплялся, и таки не верил в то, что я с концами не вернулась, хотя все факты говорили обратное. Ну и да, ему было легче - он мог верить и надеяться в тот первый раз, а я в его последний - уже нет. Поэтому и про быть сильнее - выдержать, как выдержал он, и ещё большее тоже выдержать и после этого оставаться вменяемой. И разлучаться со сказками - это же не только про то, что вместе хорошо, как в сказке, это же ещё и заветное наше - мы рождены, чтоб сказку сделать былью, и тот разговор, и... Ну и пусть, что разлучаемся с той сказкой, когда оба живы и вместе - нич-чего, сказку, где мы в небе, это не отменяет, я при жизни, он в посмертии, а потом и я не вернусь, и разлука с первой сказкой закончится. А пока - да, бля, да. Вот всем, чем я в командире восхищалась, и открыто про это говорила ему, во всём этом его превзойти. Бля, бля, бля. Ну правильно, тогда это настоящее, чтобы я не остановилась в развитии. И с моим-то характером ласковость - ну ой, ласковость - это только с ближними, совсем родными. А тут это ещё и про то, что попробуй стать опорой всему полку так, как это был я, и утешить в горе не только словами, но и отношением. То есть, не умереть и не замёрзнуть окончательно самой, и других ещё поддержать. Это про то, что про меня, какой быть. И просто ещё огромный кусок поддержки, нежности и ласки. Ну и оно всё переплетено, ну просто потому что если меня поддержать, я окажусь сильнее горя, и это хорошо и в лично-человеческом плане, и в плане выполнения долга, который важен нам обоим - больше жизни, и своей, и второго, больше вообще всего, и лучший способ сделать хорошо второму - это помочь ему с выполнением общего долга... или выполнить за него... или помочь это выполнить за него, если не можешь выполнить сам... И что это про взросление, и пусть оно будет в хорошую сторону. Ну бля, бля, бля.
Короче, меня съело. Снесло и съело. А потом выплюнуло, пережевав.
Когда я слушал песню, я захлёбывался сухими рыданиями, потому что очередной кусок этой огромной потери, слишком огромной, чтоб её пережить за раз. Я её вторую инкарнацию и межинкарнацию по кускам, по частям понемногу проживаю... и каждый раз бооольно и плохо, очень больно и очень плохо, и всё равно, там ещё столько много... ойх...
Но всё равно песня про поддержку и вместе, даже если в разлуке, и всё будет хорошо, и будем снова рядом, а пока не позволяй горю сожрать себя и сделай то, чем жили мы оба, и не умирай как можно дольше, и...
Я, когда слушал это, видел как фильм, как клип.
Улица моя лиственная,
Взгляды у людей пристальные,
- рижская улица Лабораторияс (Лабораторная), на которой - на перекрёстке с улицей Зваигжню стоит дом, где в этой жизни долгие годы жил командир, а через квартал, на перекрёстке Лабораторияс и Ваарну (Вороньей) стоит дом, где в этой жизни долгое время жил я. Там довоенные и послевоенные дома, там много-много лип, и осенний листопад там просто потрясающий. А ещё через квартал от моего дома - школа, где я учился, а командир у меня вёл историю, граждановедение и экономику. И куда я до сих пор перед уроками приезжаю к нему, и вот сегодня как раз собирался приехать.
Стать бы нам чуть-чуть искреннее, - о да, оба мастера недоговаривать и молчать, чо уж там. И без слов всё тепло друг другу понятно, а сказать это впрямую - в этой жизни почему-то редко. Ну да, оба сдержанные такие, даже когда открытые, чорд. И ведь не неискренние друг с другом. Наоборот. Но оба такие сдержанные, и с таким развесистым тараканником и компексником, что искренне сказать друг другу, какой второй хороший, это нееее, это реееедко, а послание доносится интонациями, жестами, мимикой, кружкой кофе, поставленной мне на стол, и притащенными мной вкусняками. А словами в голос мы обычно не, василиск - птица гордая, и щеглёнок туда же. Чорд, вот перечитываю это и ржу беззвучно в голос, да так, что уже и на боль не осталось ресурсов. Чорд, чорд, чорд, как же мы в этом похожи... А ещё да, ещё первыми шаг делать очень плохо умеем оба. Но принимаем друг друга полностью. В итоге, получается среда, когда друг про друга прекрасно понимаем это, что вот собеседнику стрёмно первому идти на более близкий контакт - окей, и не надо, и так всё прекрасно, чего сталкиваться со стрёмным-то, и вообще я сам того же стремаюсь, вот. И стрёмное тут это не потому, что вот конкретный собеседник может отвергнуть, а потому что такое вообще бывает, и это полусознательное достаточно сильно. И второй это не менее прекрасно ловит и реагирует так же. В итоге, имеем, что имеем. Совершенно крышесносные по прекрасности встречи. И тараканов на выпасе, ага.
Нам не жить друг без друга. - фотка двенадцатого, что ли, класса (у нас это последний), где мы на первое сентября вместе перед барельефом, где сова и совёнок на дубу сидят. И герб школы, и личные тотемы, ага. А про строку песни - ну да, слишком связало нас. И именно здесь - это не то, что мы друг без друга не сможем жить счастливо и ваще помрэ - о нет, прекрасно сможем. Потому что не война, потому что не теряем же других близких, и потому что дали уже друг другу столько, что этого на много-много-много времени вперёд хватит. А то, где я говорю только за себя, это ещё и то, что в той жизни я не умела говорить напрямую в любой момент с душами, расставшимися с физическим телом... они не мёртвые, они вполне живые, особенно те, которые в небе или в космосе. И у существ их несколько у одного тела, есть душа, которая на перерождения уходит, а есть та, которая энергообраз конкретного воплощения и предшествующих ему, обычно остаётся где-то в небесах. И по это вот астральной связи я каждый день много общаюсь с командиром, разными его энергообразами... Этого я не потеряю, даже когда, вероятнее всего, переживу командира в этом теле физическом - он-то на пенсии, а я ещё совсем молод. Ну будет не к кому заглядывать перед уроками, вслушиваясь в завораживающий голос... Да, потеря, но... не критичная. Спокойная. Друг у друга-то мы всё равно останемся. И если в прошлой жизни было, что неправильно командир ушёл, не мог до конца уйти, демон мешал. Только с помощью тогдашнего жениха получилось всё выправить и демона прогнать, и у командира стало нормальное посмертие в небе. А в этой жизни этот демон опять полез, он уже которую жизнь к нам лезет, достал, сука, и я его наконец победил, убил. Страшные были месяцы борьбы, но за победу не жаль, к тому же, Лис, тогда мне ещё жених, не раз помогал. И в этой - всё будет правильно. И строка - она про то, что мы есть в жизни друг друга, и не хотим и не захотим друг друга из своей жизни вычёркивать, поэтому - были, есть и будем друг у друга, вместе.

Скорости вокруг бешенные, - стремительный полёт самолётов
Мы себя едва сдерживаем. - о да, тут у нас под внешним спокойствием внутри бывает буря и вулкан... Командир более безэмоциональный, я показываю только допущенные мной эмоции либо не показываю их вообще... это по очень многим жизням так, мы уже привыкли. И именно поэтому не обязательно словами через рот говорить друг другу, какой собеседник хороший - да потому что это и так ловится, всё на виду, в глубине ли, на поверхности ли...
Значит надо быть бережнее, - а вот тут уже конкретного восприятия нет... как бы бело-серебристый туман, и - приготовление к переходу куда-то, как перед полётом в пропасть.
Нам не жить друг без друга. - и вот тут... вначале фотка, где мы вместе этим первым сентябрём... а на второй части строки - прорыв-падение, с камнями и грохотом, в прошлую жизнь. В то страшное горе, когда то один, то другой второго теряет почти без надежды на возвращение, а надо выполнять задачи организационные и задачи боевые, и ещё поддерживать, как можешь, однополчан... И так не один раз. А потом - для Первого один раз оказался последним, и... и теперь Тринадцатый, некогда Второй, берёт себе вместо ушедшего позывные Первый и Ворон - потому что эти позывные должны всегда звучать в эфире, и по праву преемственности - дочь подхватит знамя у отца, всё такое, тем более, если именно мне прямо передано неофициальное командование полком. Кто ж ещё-то... И плевать, что пациент в лице меня скорее мёртв, чем жив, потому что полумёртвый от горя - это внезапно не метафора, но надо делать все дела, утешать однополчан, организовывать возмездие... Воронёнок без Ворона - от горя полудохлый, и даже не полу, а почти совсем, а Ворон без Воронёнка... ну... Ромка, его ведомый в том, последнем вылете, он... не такой опытный, как я, и не такой чутистый был, там, где я бы от вражеской атаки имела шанс увернуться, Ромка не сумел, пришлось командиру его прикрывать... А будь я с ним... наверное, был бы шанс обоим нам остаться в живых. Но никого, кроме меня, не послать было командовать другой группой на другое задание... И вот тут, уже записывая это словами, я словил флешбек, его под море. Хороши мы были с Романом, когда, в первый после невозвращения вечер, закончив все неотложные и необходимые дела, устроившись в полутёмном пустом ангаре, напившись с горя, выясняли, чья вина больше - по моей версии, моя, потому что я могла бы прикрыть командира, но была по его же приказу, нашему общему плану и моему полному согласию в другом бою, но могла же, наверное, прикрыть, но не прикрыла, силой своей любви не сберегла, не сумела сберечь... Можно же было, наверное, как-то по-другому всё организовать... Придумать какой-то план... Ещё на стадии предполётной подготовки... Ну и всё такое. А Ромка винил себя, что это он в том бою был, но не прикрыл, и, прикрывая именно его, командир ушёл. И оба искренне уверяли друг друга, что второй не виноват. А виноваты говорящий и фашисты. В конце концов, нас нашла Лидка, моя механик, послушала немного, не выдержала и сказала, что оба хороши, и ей сил нет слушать, как мы себя корим и поедом жрём. Лучше пусть, если можем и хотим, поможем ей с ремонтом самолётов, этому-то командир, наверное, больше обрадуется, чем горю в его честь?.. И явно по себе говорила, что она вместо просто выть такое вот выбрала. Ну мы вняли и пошли. Зигзагами полувнятными. И это я сообразила про ведро ледяной воды на голову. Ну чего, протрезвели таким варварским способом и пошли помогать технарям... И помогали, пока не свалились на месте спать от общей вымотанности и моральной усталости. Два самолёта помогли чинить... А наутро - снова в бой, ещё яростнее и злее, чем прежде, насколько у меня это было возможно через почти пропавшие за туманной пеленой эмоции и восприятие мира. А Роман горел незамутнёнными яростью и горем. Я его взяла к себе в ведомые. А то его в полку уже прозвали несчастливым. И он так удивился, не осознавая слёзы благодарности. А что я... Я же обещала командиру позаботиться о полке?.. Обещала. А что про ведомого... Оно не подразумевалось, но логично вытекает же. Если командир отдал за ведомого жизнь, то мне теперь парня беречь и оберегать - и тело, и душу, и от себя самого, и от окружающих. И возможность поверить в себя дать, что не несчастие приносит и не смерть своему ведущему. Поэтому вместе и летали не раз, пока у меня зрение временно не отказало в чёрно-белый вместе с тоже временно исчезнувшим восприятием эмоций, чувств, намерений - и своих, и чужих. И руки дрожали, и сознание за один вылет несколько раз теряла... Поэтому и решила не летать, пока с этим не разберусь. На земле же тоже полно работы... за двоих...

Мы разлучаемся со сказками,
Прошу, стань мудрей меня, стань ласковее.
Прошу, стань сильней меня, стань ласковее.
- ну, это я уже комментировал выше.

Слышал я слова правильные,
Всё искал пути праведные, - про свою жизнь
А твои слова памятные, - и всё разное хорошее, что я ему говорила, и про наземное обсуждение вылета его, про который не знали мы, что он последний, думали - просто рядовой, хотя и очень важный, и безумно рискованный... но - крайне необходимый, без него поставленная из штаба армии задача - ну совсем не выполнялась, ну никак, как мы ни бились - иного пути, варианта решения проблемы не придумали... и после, кстати, тоже...
Нам не жить друг без друга. - а вот тут всё вместе, и то, что так мы вместе, что в судьбе одного второй точно всегда уже есть и будет, и в сердце, и в душе... и то, что в небесах-то - оба... он - лётчиком-призраком, он - растворившись в небе, став им, я - с помощью близких и переданного после смерти командира его мне подарка на ДР - вернувшаяся в небо, смогшая - обратно летать, пока ещё живая телом, на пока ещё целом самолёте, в том же небе... значит - не разлучаемся навсегда, не расстаёмся, и - иногда в эфире на несуществующих частотах можем немного переговариваться друг с другом, значит - не мёртвые уже, потому что - не бывает небо мёртвым, да и от горя я уже не полумёртвая... наоборот, вполне живые, насколько это возможно - в призрачном теле с призрачным самолётом, верной Аэрокоброй своей, на которой и ушёл - в последний земной полёт... и не до конца оправившаяся я, от такого долго оправляться... но вполне ожившая в плане возвращения способности чувствовать, цветового зрения, недрожащих рук и нетеряющегося сознания. И ведь - он своим подарком вернул меня к жизни, а я - с женихом отпустила его в посмертие, и в итоге - получилось вместе встретиться в небе и жить в нём, как умеем, и - встречаться там, и - быть вместе...

Ленточка моя финишная, - будут закончены актуальные дела, и самолёт пройдёт над финишем - уже в спортивном соревновании, не в войне
Всё пройдёт, и ты примешь меня. - закончится это всё, и горе, и война, и моя земная жизнь, желательно, долгая, и встретимся в посмертии, так же, как и до этого, принимая друг друга.
Примешь ты меня нынешнего,
Нам не жить друг без друга.
- и тогда можно будет уйти из пилотов-призраков на Аэродром-меж-мирами, где уже летать и быть вместе

А пока...
Мы разлучаемся со сказками,
И - чтобы сбылось вот это хорошее будущее, лучшее из всех возможных после всего случившегося, чтобы получилось - его самим сотворить и реализовать - сделать сказку былью -
Прошу, стань сильней меня, стань ласковее.
Прошу, стань сильней меня, стань ласковее.


Ленточка моя финишная,
Всё пройдёт, и ты примешь меня.
Примешь ты меня нынешнего,
Нам не жить друг без друга.
Нам не жить друг без друга.
Нам не жить друг без друга.


Переслушал. До конца дослушать не смог. И чёрт, Магомаев на пианино играет... а мой командир так любил на нём играть, так божественно играл... Ой... И издалека они похожи, если не всматриваться в черты лица... Ой... В общем, меня опять сносит.
И после такого точно рвануть повидаться перед уроками, ну просто потому что убедиться, что живой, живые и здоровые и счастливые оба. Чёрт, чёрт, чччёёёёёрт...

Ну чо, пошёл слушать Белла, чао в исполнении Магомаева - youtu.be/ElFTYa_7o20?t=44s . Чтобы такое, совсем жизнеутверждающее и без смерти, которая попробовала между нами встать. Чтобы такое, пока все ещё живы и сдаваться не собираемся, наоборот, а умирать - так с пользой))

И Синюю вечность Магомаева и Магомаева с Синявской - www.youtu.be/ZRScZIq8waA и www.youtu.be/U2IZvqyxbsM . Мы же в этой жизни родились... В городах у моря. Командир - во Владивостоке, я в - Риге, где мы и встретились... Может быть, я сегодня съезжу на море. Сколько жизней были с морем связаны...)) Очень уж это наше.)) То, что - жизнь многие и многие жизни)))

И да, тут ещё и про звёзды - ох, оба ж звёзды, и "Гори, гори, моя звезда", про это я на днях писал, и парус алый - ащщщ, тут мне сразу вспоминается "Парус", эта песня Мирского - про меня, командира и наших товарищей-моряков, я её как-нибудь отдельно выложу, но сколько же раз она меня спасала... Там каждая строчка.
Хотя нет, не когда-нибудь, а сейчас. Слова писать лень, но мп3 вот - mp3-pesnii.ru/skachat-besplatno/%D0%B0%D0%BB%D0...

Мирский же... Ох, прям про меня и Ворона, когда тогда ещё оба были живы... Останется надежда - mp3-pesnii.ru/skachat-besplatno/%D0%B0%D0%BB%D0...

И вновь Мирский - написанная про нашу Ригу - Мирский же наш, латвийский певец - Серый мой город - mp3-pesnii.ru/skachat-besplatno/%D0%B0%D0%BB%D0...

Мирский - Последний раз ударит сердце - mp3-pesnii.ru/mp3-music/%D0%90%D0%9B%D0%95%D0%9... - это тоже про последний полёт - от командира - мне.
И я не могу, я это просто текстом оставлю тут, потому что ну вот совсем про нас же.
И да, переслушивать это... это больно, но этот кусок боли надо до конца прожить... и лучше так, чем просто...
А ещё Мирский - парашютист, более 700 прыжков, и вот это небо в крови - оно... оно у него есть. Поэтому верю ему, когда он про последний полёт - так поёт...
На много зим и много, много лет
Подарит нам с тобой судьба разлуку.
Да хватит поражений и побед,
Дай на прощанье руку!

Оставь немножечко тепла,
Чтоб в лютый холод мне согреться.
Небес откроются врата,
Последний раз ударит сердце.

На много зим и много, много лет,
За тысчи вёрст, потерянных в пространстве,
Письмо моё не даст тебе ответ
О верности, любви и постоянстве.

Оставит лишь немножечко тепла,
Чтоб в лютый холод ты могла согреться.
Небес откроются врата,
Последний раз ударит сердце.

На много зим и много, много лет -
Так много, даже я собьюсь со счёта,
Я улечу и не вернусь назад
Из долгого последнего полёта.

Оставлю лишь немножечко тепла,
Чтоб в лютый холод ты могла согреться.
Небес откроются врата,
Последний раз ударит сердце.

Оставлю лишь немножечко тепла,
Чтоб в лютый холод ты могла согреться.
Небес откроются врата,
Последний раз ударит сердце.

И да, о невозвращении вспоминать - холодно, очень холодно. А вспоминать открытку ту его - тепло.

И логичное после этого - Мирский - Небо примет лучших - mp3-pesnii.ru/skachat-besplatno/%D0%B0%D0%BB%D0...
Кто спросит, тот узнает, где рассвет,
Оставит на дороге пыльный след,
Вернется, чтобы стать еще мудрей
И вызов бросит сам судьбе своей.
Кто знает, тот молчит, считая шаг,
И понимает, что все в жизни не так,
И лишь надежда прибавляет сил
Не позабыть о тех, кто уходил.

— Припев —
Но небо примет лучших,
Когда раздвинув тучи,
Расправив гордо плечи,
Осталось шаг ступить.
И в праведном движеньи
Без слез и сожалений
Их свет все так же будет
Оставшимся светить!

Кто помнит, тот заплатит по счетам,
Кто струсил, тот сбежит ко всем чертям,
Кто видел, тот расскажет, но потом,
Кто спал, тот пожалеет о былом.
Запомнится последняя строка.
И сил не хватит всем наверняка
Оставить, кроме звука разных слов,
Имена в названия улиц и городов.

— Припев —

А за крыльцом опять идут дожди...
Кто знает, что там будет впереди?..
Кто знает, сколько стоит белый свет,
Тот купит в одну сторону билет.
И, разглядев наш мир со стороны,
Поймет, что жизнь всего лишь - цветные сны,
И, просыпаясь утром в тишине,
Мечтать все также будет по весне.

— Припев —
— Припев —
Но небо примет лучших!


Мирский - Письмо - mp3-pesnii.ru/skachat-besplatno/%D0%B0%D0%BB%D0... - тоже про нас... И я несколько лет назад по впечатлением от этой песни при очередном переслушивании её написал нашу переписку - первое письмо, те самые пять строчек, и дальнейшее последовавшее - polar-star.diary.ru/p189427731.htm

А не потерять звезду из моего ответа - это про то, что мы с командиром звёзды друг друга, и больше я его в бою не потеряю, и вообще не потеряю, потому что звезда не пропадёт. А про звезда не пропадёт, и я её не потерял и не потеряю - это к ещё одной песне Мирского - Дорога кончится тогда... - нетpoiskm.co/show/%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D...

А что было, есть и будет - а вот это - Александр Мирский – От винта! - poiskm.co/show/%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D...

И вот теперь мне намного лучше и легче.
Спустя четыре с половиной часа по уши в музыке.
Я почти пришёл в себя.

А потом внезапно нашёл песню Мирского, припев из которой искал уже который год. Песню про невезучего хрена, который хотел быть терапевтом, но ему приказали быть истребителем, и он стал, а потом его сбили. Песня мне частично нравится. Ну то есть вступление, первый куплет и припев мне нра, с припева я вообще тащщуууусь вот вообще. Прочее мне вот совсем не близко. Но, наверное, у кого-то могло быть. zf.fm/song/5116563
Если ты истребитель - держи крепче штурвал,
Береги хвост и брюхо, чтоб никто не попал,
Шевели плоскостями и крути головой,
Чтоб пушистым и мягким возвратиться домой.


Но ох, у меня лишком сильный трясунчик, я до командира - не доеду сейчас. Поэтому ладно, не еду. Прихожу в себя дальше.

И к теме ветра из листьев и нашей лиственной улицы и возвращения - Если ты мне скажешь - Любэ - youtu.be/x0DeExUEA7Y

Пойду проветрюсь - прогуляюсь по району немного, ещё куплю какао - у меня закончилось - и какого-нибудь салата пожевать, а то на бутеры с колбасой, не говоря уж о прочей готовке, я сейчас не способен, а кофе в меня перестало лезть. (И да, я филолог, и кофе у меня оно или он по настроению, потому что логично и кофий-кофе, устоявшееся исторически, и не менее логична языковая тенденция привести слово с окончанием на -е к другим словам с таким же окончанием, следовательно, к среднему роду. Так что каждый выбирает по себе, а на попытки мне указывать или объявлять безграмотной - покусаю. Я филолог, имею право.)
И да, предпочту думать о любимой филологии. Меня тут ждут несколько вкусных филологических статей... надеюсь, до них в скором времени доберусь. А то ж ок, ладно, шесть часов на проживание того, что всё равно не уйдёт, и либо давить и проживать опасно, либо не давить и прожить по возможности безопасно - конечно, второе. Но прожив же, хочется и даль жить. Так что вот и пойду... Гулять и радоваться природе и миру, и заодно вкусной еды прихватить.

За окном - небо с фиолетовым отливом, серо-сиреневый фон, фиолетово-сизые маленькие тучи на нём, чёрные провода, чёрное кружево голых веток и необлетевшее тёмно-рыжее дерево, и под ними - тёмный город.
Очень, прямо-таки невероятно, нереально - и в тоже время очень реально - красиво.
Пойду гулять в такую красоту.))
запись создана: 27.10.2017 в 08:05

@темы: музыкальное, мой оридж - НиК, ч.3. И мы вернулись (про современность), мой оридж - НиК, ч.2. Приём, я – Ведьма (про пилота ВМВ и её посмертие), мой оридж - НиК, ч.1. Небо в звёздах (про древние инкарнации), мой оридж - Небо и крылья (ч.1-5.), мой город, ментально-тараканье, из моей и/или созвучной мне сказки по жизни, авиация *и иногда космонавтика*

URL
Комментарии
2017-11-05 в 22:18 

_Ир-Рианн_
Ангел-пилот, натворитель и растворитель, резко заходит в очередной вираж.
Да. Спасибо.

URL
     

С точки зрения Вечности

главная